среда, 1 февраля
img

НОВОСТЬ

День с Ильей Лысенко. Как спасение людей в прифронтовых городах стало смыслом жизни Хоттабыча

День с Ильей Лысенко. Как спасение людей в прифронтовых городах стало смыслом жизни Хоттабыча

На фронте его зовут Хоттабыч. Позывной придумали военнослужащие еще весной 2014 года. Они тогда остановили автомобиль на блокпосту и, обратив внимание на бороду Ильи Лысенко, передали по рации: «Тут какой-то Хоттабыч едет».

Но Хоттабыч еще и символичный позывной. Команда Ильи за три года в зоне АТО вывезла из горячих точек почти семь тысяч человек. Многих из них благодаря оперативности и слаженности действий подопечных Хоттабыча в прямом смысле вытянули с того света.

Жители прифронтового Бахмута чаще других видели автомобили экстренной медицинской помощи с номерами A.S.A.P. Машины, мчащиеся в любое время суток на передовую, стали предвестником обострения ситуации в зоне АТО.

A.S.A.P – английская аббревиатура, переводимая на русский как «так скоро, как только возможно». В этом принципе – основная философия прифронтовых спасателей.  Эти люди уже три года на свой страх и риск, добровольно вызвались помогать в спасении как можно большего количества жизней в зоне АТО.  Начинали с одного реанимобиля, а сейчас в спасательном автопарке 25 машин. Почти все – приобретенные на пожертвования украинцев или подаренные спасателям.

В бригадах нет медицинских работников. Они себя называют парамедиками – их задача вывезти раненых с поля боя и довезти до больницы.

Должность Ильи -  Главный исполнительный директор в БО "Спасатели "ASAP Rescue", а личная страница Лысенко в Фейсбуке превратилась в центр помощи, где он информирует о ситуации на фронте и выкладывает банковские реквизиты для оказания помощи.

«В 2015-м году генерал приходил ко мне во сне и спросил, почему я тогда к нему не доехал»

Мы встречаемся с Хоттабычем, когда на фронте затишье. Он заезжает за нами на своем авто с фирменным номером ASAP. По пути решает организационные вопросы, связанные с мешками для грузов 200 и проведывает раненого бойца, чтобы узнать о его нуждах.

Хоттабычу не нравится, когда его называют волонтером. Предпочитает именовать себя человеком, которому не все равно, что будет с родной страной. Возможно, со стороны кажется пафосно, но именно из-за опасений потерять Украину  три года назад он, житель Киева, но родом из Мариуполя, начал помогать раненым. Вначале на Майдане, а потом  умчался в Донецкую область, где был нужнее всего.

Сейчас он живет между Киевом и прифронтовыми городами Донецкой области. Под Бахмутом располагается координационный центр A.S.A.P., где ремонтируются автомобили, часто Хоттабыч бывает в Краматорске в штабе АТО, в Киеве решает организационные вопросы или ненадолго приезжает побыть с семьей.

Вспоминая 2014-й год, добрыми словами отзывается о генерале Сергея Кульчицкого, с кем успел найти взаимонимание. Генерал-майор Кульчицкий погиб в сбитом над горой Карачун вертолёте 29 мая 2014 года.

- Мы стали друзьями. Первое знакомство было на полигоне в Петривцах, а уже в Изюме мы начали общаться. Он увидел, что у нас слова не расходятся с делом. Я наблюдал за ним, Кульчицкий держался в стороне от других генералов, которые ходили надували щеки. Он взвешенно отдавал распоряжение и вел людей не на бой, а на победу. Вообще очень сильное впечатление он оставил. Когда сбили его вертолет, мы пытались прорваться на скорой помощи и не доехали 2-3 километра. А в 2015-м году он приходил ко мне во сне и спросил, почему я тогда к нему не доехал, - вспоминает Хоттабыч.

Он прерывает беседу, чтобы сделать пару звонков. Слышим, как приглашает какую-то девушку на зеленый чай. Через несколько минут подъезжаем к кафе и выходим из машины.

«Сейчас все намного системнее, чем в 2014-15 годах»

Уже в кафе к нам присоединятся миниатюрной внешности девушка. Хоттабыч знакомит с Ольгой Башей (в команде ее называют Кроха). Она – помощник нотариуса в 2014-м году – одна из первых присоединилась к Лысенко. Думала, что на месяц поедет в зону АТО. Чтобы помочь бойцам. Задержалась на три года. Сейчас она – советник заместителя министра обороны Украины.

- Хоттабыч искал себе врача-волонтера, но нашел меня. Я ничего не умела, юрист по образованию. Но взяла отпуск, потому что хотела поехать помогать. Илья в полночь написал, что в шесть утра выезжаем. Думал, я уже сплю, но не тут-то было. Уже потом он предупредил, что если найдет медика, то его выбор будет в пользу профессионального медработника. В итоге я не вернулась на работу, уволилась и осталась там. Посчитала, что должна быть на фронте.

Ольга признается, что за это время удалось спасти более 700 человек. В их числе и сепаратисты,  и наемники з России. Говорит, что они не делали разграничений и не оставляли их умирать на поле боя – вывозили, а в дальнейшем ими занималась СБУ.

- У меня официально зарегистрирована гражданская спасательная служба, она в военной версии работает в зоне АТО, но я намерен создавать структуру, которая сможет устранить все недоработки МЧС. Я буду этим заниматься в мирной жизни. Пока не знаю, где брать финансирование, но что-нибудь придумаю, - вступает в разговор Хоттабыч.

Интересуемся, как удается удерживать такой большой автопарк в зоне Донецкой и Луганской областях, славящимся своим бездорожьем

Илья признается, что все большая часть расходов уходит на ремонт транспорта, окончательная сумма зависит от месяца, количества вызовов, их сложности. Но с учетом трехлетнего опыта есть понимание, что ежемесячно необходимо в пределах 25 тысяч долларов на содержание 25 автомобилей и экипажов.

-  Резервные автомобили отстаиваются на  логистическом центре под Зайцево. Там находится наш медсклад. 24 машины сейчас, но из них не все скорые помощи, есть санитарный транспорт, есть машины подскока. Это автомобили, которые купил народ Украины и они находятся на балансе моего фонда, который я создал, - рассказывает Илья. - Нам государство за три года никак не помогало, мы заправляемся за народные деньги,  ремонтируем их за народные деньги. В основном помогают мои друзья и подписчики в ФБ.

Хоттабыч признается, что в условиях войны в Украине появились предприятия, которую осознают всю важность волонтерской и спасательной работы. Сотрудники этих компаний добровольно согласились жертвовать несколько процентов со своей заплаты в помощь фронту и они же сами выбирают, в какой волонтерский центр или благотворительный фонд перечислить эти деньги.

Доверие к Илье и его команде есть, потому часть средств A.S.A.P получает таким образом.

- У нас  хорошая репутация и мы, наверное, единственный фонд, который занимается системной работой. Министерство обороны Украины признает А.С.А.П неофициально-официально эвакуацией. Минобороны понимает, что мы треть фронта закрываем своей техникой, своими ресурсами и очень высокоэффективны.  При этом не имея профессиональных врачей, как в Минобороны, нас с 2016 года по договоренности перестали допускать в красную зону (это непосредственно «передок» - авт.), хотя в 2014-2015 годах мы там работали.

Минобороны берет на себя обязательства по оказанию первой доврачебной помощи на передке, там, где идут боестолкновения, они вытаскивают солдат из-под огня. А через километр, полкилометра мы работаем, - рассказывает принципы своей деятельности Хоттабыч и продолжает: - В основном на фронте находится 30 человек. У нас парамедики, они, я часто об этом говорю, заставляют людей жить. Обладая определенными навыками можно обеспечить кровообращение, дыхание и тогда есть шансы, что человек выживет.

Хоттабыч признается, что координация между их фондом и Министерство обороны заметно улучшилась после создания координационного центра, куда стекается вся оперативная информация с фронтовых зон и откуда поступают заявки, где нужна помощь. Раньше был обмен информацией между АСАП и командирами подразделений, что вносило определенный хаос в работу. Сейчас все более системно.

«Нет ощущения, что война подходит к завершению»

Постепенно переходим к обсуждению затянувшейся войны. Дальше – монолог Ильи:

- У меня нет ощущения, что война подходит к концу, есть ощущение, что это как бытовой сифилис, превращается во что-то незаметное для всей страны.

Я не считаю, что за линией разграничения живут  какие-то другие люди. Они имеют свою точку зрения, отличную от нас. Эта точка зрения не сходится с нашей, что вызывает наш внутренний протест.

Единственное, как можно  повлиять на их точку зрения - заставить  завидовать тому,  как мы хорошо живем здесь. Ведь сейчас что творится в Украине – запретить ВКонтакте, Одноклассники, гонения на инакомыслящих журналистов и издания. А может это правильно, что они иное мнение имеют, может это и есть способ выработать что-то общее и связующее? Нужна программа, которая объединит миллионы людей, которые не знают, чем заняться в этой стране и в результате этого непонимания они кидаются в крайности. Они идут в сепаратисты, либо становятся бездельниками, разбивающими стекла в машинах в Киеве, чтобы что-то украсть.

В Донбассе нужна реальная государственная политика. И начать с ремонта дорог , ведь в некоторые населенные пункты в зоне из-за бездорожья не завозятся продукты питания в магазины. Это не выгодно предпринимателям – они больше на ремонт авто потратят, чем заработают.

Боюсь, что наша ситуация похожа на то, что происходит десятилетия с Израилем.  Вы поймите, там нам никто ничего не отдаст. Я сам из Мариуполя, мне просто судить о Донбассе, я знаю местных людей.

В армию нужно привлекать людей высокоинтеллектуальных и максимально мотивированных, гордящихся своей страной и желающей ее сделать лучше.  А это другие деньги. Нормальный человек не пойдет воевать за 10 тысяч гривен. Он пойдет добровольцем, вести свою необъявленную войну, но не пойдет в контрактную армию, которая декларирует свое неуважение к нему как в личности.  Вот посмотрите, в случае гибели бойца, его семья получает компенсацию в размере в 600-800 тысяч гривен. Это разве деньги? Нет. Особенно когда общество понимает, что какой-то политик проезжает мимо него на машине, в 4 раза дороже того, чем страна заплатила за гибель своего защитника.

За чаем обсуждаем еще несколько тем и глаза Ильи загораются, когда речь заходит о проекте «Юные джентльмены Бахмута». Еще летом на местном рынке он обратил внимание на ребятню, как он их впоследствии назвал в своем посте, «генералов уличных подворотен».

«Донбасс наполнен детьми, которые не верят в порядочность и любовь взрослых! Давайте вместе докажем им, что жизнь может быть иной!», - написал Лысенко.

И шаг за шагом объединил вокруг своей организации местных ребятишек и сделал им  настоящий подарок: организовал в Киеве встречу с министром обороны Украины Степаном Полтораком и украинскими военнослужащими, а затем и отдых в Трускавце – в оздоровительном центре, принадлежащем Минобороны.

Хоттабыч признается, что главная цель этого начинания проста – сделать из подростков настоящих людей, любящих свой страну и гордящихся ей.

Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады

atnt Размещение материалов gorlovka.ua на других интернет-ресурсах и СМИ разрешается при условии, что непосредственно в тексте материала не ниже второго абзаца присутствует гиперссылка и текст названия на первоисточник. В случае нарушений, редакция современного сайта города Горловки оставляет за собой право отстаивать свои права и интересы путем подачи заявлений в правоохранительные и судебные органы, а также в виде соответветствующих публикаций на сайте.

img

ОПРОС МНЕНИЯ

Закончится ли в 2023 году война?
author

0%
Проголосовало: 0 человек(a)
top5 ТОП-5
НОВОСТЕЙ
за 3 дня corn
за 10 дней corn
за 30 дней corn
Новости Славянска
else