среда, 28 сентября
img

НОВОСТЬ

Николай Янковский: «30 лет управления у меня получилось. Лучше на год раньше уйти, чем на день позже»

Николай Янковский: «30 лет управления у меня получилось. Лучше на год раньше уйти, чем на день позже»

Экс-владелец концерна «Стирол» Николай Янковский в свежем рейтинге журнала Forbes с состоянием в 308 миллионов долларов занимает 32-е место среди 100 самых богатых украинцев. Основу его благосостояния на сегодняшний день составляют средства, полученные от продажи бизнесмену Дмитрию Фирташу химического гиганта.

В рамках проекта «Черное и белое» журналист сайта c Николаем Янковским  беседовала не только о его состоянии: почетный гражданин Горловки ни один вопрос Gorlovka.ua  не оставил без исчерпывающего ответа.

«НИКОГДА ГОРЛОВКА НЕ ПОЗИЦИОНИРОВАЛАСЬ КАК ГОРОД ФАРМАЦЕВТОВ, А ТЕПЕРЬ БУДЕТ»

- Николай Андреевич, признайтесь, компания «Стиролбиофарм» для вас сейчас скорее отдохновение, чем бизнес?

- Да, вы правы, «Стиролбиофарм» для меня сейчас  это - удовольствие от работы. Я люблю что-то созидать и создавать, поэтому оставил себе фармацевтический бизнес и занимаюсь им. Безусловно, можно было бы укрупняться, никаких проблем в этом нет. Но я просто хочу развивать то, с чего мы начали 17 лет назад. Мы вначале очень быстро пошли, а потом более крупные стироловские вопросы отвлекли, пришлось  немного притормозить. А сейчас  с новым взглядом на вещи, с новыми силами решили резко ускориться. Но не созданием группы какой-то, это я все уже проходил, знаю, как создавать. А именно – развитием одного предприятия. Его развить, укрепить, нарастить объемы.

Сейчас мы занимаемся импортозамещением, что очень важно для Украины. Производство капсул, также  планируем заняться субстанциями, в июле откроем сиропную линию с различными лекарственными сиропами. Запустим еще одну линию продукции в виде флаконов, на нее очень большой спрос. За прошлый год мы дали прирост в 42 %, в этом году пока идем с 156 % за 4 месяца и планируем оборот в 200 млн. грн. Мы находимся в 20-ке фармацевтических предприятий Украины, а  дальше жизнь подскажет.

-  И все же, каким Вы видите ближайшее будущее вашей компании?

- Есть планы расти быстрее рынка, чтобы наращивать наши возможности и создавать рабочие места. И продолжать делать Горловку фармацевтическим городом. Это, собственно, новая отрасль в нашем регионе. Потому что никогда Горловка не позиционировалась как фармацевтический центр, а теперь будет.

«Стиролбиофарм» будет активнее развиваться с появлением новых сфер в науке. Меня сейчас интересует молекулярная биология и клеточная терапия.  Я очень хочу, чтобы мы не закупали дорогие противораковые препараты за рубежом, а делали их здесь.

Янковского сейчас интересует молекулярная биология и клеточная терапия. "Я очень хочу, чтобы мы не закупали дорогие противораковые препараты за рубежом, а делали их здесь", - сказал он.

- Николай Андреевич, маленьким предприятием легче управлять, чем промышленным гигантом?

- Так получилось, что в советское время  я управлял Днепродзержинским «Азотом». Он тогда был раза в 2-3 больше, чем «Стирол» и занимался выпуском  от термоядерных бомб  до  ракет Буран. Это было крупнейшее в обороне страны предприятие, номенклатура ЦК ЦПСС. Мы тогда осваивали 100 млн. рублей в год. Это было 120 млн. долларов в год, если в гривнах, то миллиард – каждый год.

После я  перешел на сравнительно небольшое предприятие, тоже оборонное – судостроительный завод «Фрегат»,  6 тыс. человек, капвложение 10 млн. После 120 млн. пришел туда генеральным и думаю: что мне тут делать?

Оказалось, что эти 10 млн. сложнее осваивать, чем 120. Потому что тогда 120 миллионами занимались ЦК КПСС, Совет министров СССР, ЦК компартии Украины. А там никто этим не занимался, надо было самому лимиты выбивать. Поэтому, честно говоря, нельзя утверждать, что  чем больше предприятие, тем сложнее им управлять.

Мне сейчас достаточно интересно заниматься моим маленьким, скажем так, делом. Я уже большим был. Мне теперь важно, чтобы было интересно.

- Как бы вы охарактеризовали свой стиль управления? По какому принципу вы - как собственник делегируете полномочия менеджерам?

- Я отношусь к «красным директорам», так исторически сложилось. Наш стиль – доверяй и проверяй. Дело не в том, что не доверяешь человеку, просто надо контролировать процесс и ситуацию. Так нас воспитывали. Сегодняшние собственники, по моим наблюдениям, больше доверяют,  больше передают полномочий. Я тоже передаю полномочия, но постепенно. Потому что все-таки «Стиролбиофарм» был частью концерна «Стирол». А сейчас фирма выделена, поэтому процесс имел свои проблемы: создать всю инфраструктуру, создать все службы (внешнюю, маркетинговую, развития, проектную, снабжение и т.д).

В 2011 году у нас были капитальные вложения 11 млн. грн. В 2012 году уже 20 млн., в этом году будет под 50 млн. грн. Мы удваиваем темпы капитальных вложений. У нас есть возможности для развития фирмы. Поэтому я сейчас делегирую полномочия намного больше, чем это было на «Стироле».

«ПРОДАВАТЬ «СТИРОЛ» Я СОБИРАЛСЯ, НАЧИНАЯ с 2005 ГОДА»

- Николай Андреевич, давайте перейдем к недавней истории, к предприятию, с которым Вас ассоциирует вся Украина. Скажите, если бы  концерн «Стирол» по состоянию на 2013 год был еще в вашей собственности, вы бы сейчас его продали?

- Я бы его и сейчас продал. Но, возможно, не весь. Дело в том, что я собирался его продавать, начиная с 2005 года. В 2004 году  у меня появилась идея идти на IPO на Лондонскую биржу. С 2005 года я начал это активно пропагандировать. И все мировое сообщество, которое занималось удобрением, очень внимательно следило за этим.

И в это время на самых льготных условиях мы – первое предприятие из Украины – разместили евробонды под 7,087 %. Это было впервые на таких низких процентах. У нас был очень высокий авторитет на международном рынке. Мы очень активно готовились к  IPO, чтобы разместить там 30 % акций. Почему это нужно было сделать?

Потому что на концерне «Стирол» уже за счет кредитов и самофинансирования настолько были видны проблемы, которые возникнут в связи с газом, что нужно было строить что-то кардинально новое. Например, реконструировать производство аммиака под уголь. Такая мысль у меня была. Поэтому, естественно, если бы это получилось, то эти деньги были бы направлены на  другой источник сырья вместо природного газа.

Но экономический кризис подтолкнул к тому, что нужно было принимать  кардинальное решение и выйти из этого бизнеса. Хотя никаких проблем не было, чтобы  и остаться, мне предлагали. Но тут сыграл уже такой фактор, как здоровье. В тот период я был не совсем здоров. Мне предлагали остаться управлять бизнесом, но я поблагодарил и  сказал, что займусь чем-нибудь другим, поменяю этот напряженный 24-летний процесс на «Стироле», а до этого еще 6 лет на «ДнепрАзоте». З0 лет управления у меня получилось. Есть предел. Как изнашивается машина, так и человек. Лучше на год раньше уйти, чем на день позже.

- По этим же причинам решили уйти из большой политики? Или были другие мотивы?

- В Партии регионов мне предлагали очень почетное место. Но я счел, что 15 лет работы в политике для меня достаточно. Я сторонник того, чтобы в парламенте не было вечных депутатов. Хотим мы этого или не хотим, но мы перестаем остро видеть и реагировать так, когда мы в политику идем в первый раз.

"Как показывает сегодняшняя жизнь, невозможно сидеть в зале Верховной Рады 8 часов и одновременно управлять крупным концерном. Или твой бизнес потеряет свои темпы развития, или ты политик никакой"

Политика - не бизнес. В бизнесе можно более длительный срок быть эффективным, а  в политике настолько динамично развивается общественный процесс, что там нужна более частая смена кадров, ведь недаром ограничивается президентский век в два срока. А вот депутаты могут быть вечные.

Второй момент: я всегда был сторонником разделять бизнес и политику. Как показывает сегодняшняя жизнь, невозможно сидеть в зале Верховной Рады   8 часов и одновременно управлять крупным концерном. Или твой бизнес потеряет свои темпы развития, или ты политик никакой.

«МНЕ ЧАСТО ЗАДАЮТ ВОПРОС: НЕ БЫЛО ЛИ ДАВЛЕНИЯ ПРИ ПРОДАЖЕ «СТИРОЛА»? Я ДАВНО ОБЪЯСНИЛ, ЧТО САМ ПРИШЕЛ И ПРЕДЛОЖИЛ»

- Вы  довольны тем, как развивается «Стирол», перейдя в собственность Дмитрия Фирташа?

- Я Дмитрия Фирташа очень давно знаю. Еще молодым человеком он приходил ко мне купить «Стирол». Я ему отвечал тогда, что «Стирол» не продается. Сейчас такую мощь объединить, это непросто. Он весь отдан работе. Он работает, как говорится, круглые сутки. Постоянно в поездках, постоянно в движении находится.

Для меня было бы трагедией, если бы «Стирол» сейчас работал плохо. Я очень радуюсь их успехам. И когда я вижу Дмитрия Фирташа, всегда поздравляю его с хорошей работой. Тогда конкуренция на мировом рынке так выросла, что нужен был более крупный субъект деятельности на мировом рынке. И то, что сегодня в одном комплексе работает такая мощь, она же может с любой крупной западной фирмой конкурировать. Поэтому все правильно было сделано. Это объективно. Мне часто задают вопросы: не было ли давления? Я давно объяснил, что сам пришел и предложил.

- Есть ли у вас еще другие бизнесы за рубежом?  Была информация, например, о бизнесе в Африке?

- В Африке ни у меня, ни у сына нет бизнеса. Да, когда-то мы хотели купить завод в Нигерии, туда действительно ездил сын, но там была напряженная обстановка. Он встречался с президентом Нигерии. Его с автоматчиками от начала до конца сопровождали и  мы решили, что нам это не нужно.

- В целом Вы считаете свою карьеру успешной?

- Меня часто спрашивают: а где ты воевал, что так много наград имеешь? Отвечаю. Я обеспечил взлет первого «Бурана» в Советском Союзе. Министр пригласил меня в 1984 году и сказал: мы должны запустить свой «Шатл», вы должны сделать топливо. Мы имели такую технологию, опережали США по «Шатлам» на 15 лет. Они пошли по пути «Шатлов», а мы пошли по пути «Союзов». Или – Днепродзержинский «Азот», на нем держалась очень большая часть обороноспособности СССР. Мы делали катализаторы для подводных лодок, тяжелую воду для плутония и многое другое.

Меня часто спрашивают: а где ты воевал, что так много наград имеешь? Отвечаю. Я обеспечил взлет первого «Бурана» в Советском Союзе. Министр пригласил меня в 1984 году и сказал: мы должны запустить свой «Шатл», вы должны сделать топливо. Мы имели такую технологию, опережали США по «Шатлам» на 15 лет.

 

Мы день и ночь работали, мы спали на производстве. Для гендиректора было тогда в норме ночевать на заводе. Вот наша тогда была война. 40 % азотной промышленности с нуля построить, я возглавлял строительство этих заводов: в Днепродзержинске это 2 аммиака (миллион тон в год), это 2 карбамида  (700 тыс. т в год), это Горловский с ноля карбамид и второй гранулированный,  модернизация этих заводов. Сейчас 80 лет концерну «Стирол», сегодня он снова первый в Украине по объемам производства.

«ЕВГЕНИЙ КЛЕП ВЫСКОЧИЛ В 29 ЛЕТ В МЭРЫ, НО ЕГО ЖЕ НАДО ВОСПИТЫВАТЬ, ЧТОБЫ ОН СТАЛ НАСТОЯЩИМ ГРАДОНАЧАЛЬНИКОМ»

- Многие в городе отмечают, что у Вас довольно хорошее отношение  к мэру города Евгению Клепу, активно сотрудничаете с горсоветом. Чем городской голова заслужил ваше расположение?

- Если бы я его раньше знал, и все его качества, возможно, его бы и раньше поддержал, во время выборов в мэры. Я на выборах Евгения Клепа не поддерживал, настаивал на другой кандидатуре. Он сам завоевал голоса избирателей. Я был против того, чтобы его избрали, потому что совершенно не знал его. Он хотел встретиться со мной на «Стироле», но мне тогда некогда было, кризис.  Потом Евгений Клеп приехал ко мне в Верховную Раду знакомиться.

Николай Янковский не был знаком с Евгением Клепом до того, как он стал мэром

Я же воспитанник старой школы, для меня не существует симпатий и антипатий, для меня главное – дело. Он предлагал по делу вещи, которые нужны городу. Меня самого воспитывали со ступеньки на ступеньку. Мэр не делается сразу, его надо вести. Он выскочил в 29 лет в мэры, но его же надо воспитать, чтобы он стал настоящим градоначальником. Если общество будет только выбирать методом естественного отбора, это не по мне. Случаются революции. А я противник революций. Там люди выдвинули и сказали: атаманом будешь ты. А атаман то не всегда готов брать на себя такую громадную ответственность.

Поэтому надо вести постепенно. Как это было у меня: я пришел в 17 лет из ремесленного училища на «Азот» в Днепродзержинске и по ступенькам через 20 лет стал генеральным директором этого же объединения. Ремесленное закончил, дежурным слесарем поработал, аппаратчиком, мастером, начальник смены, начальник отделения, технорук цеха, главный инженер производства, начальник производства, зам.главного инженера по развитию, директор, а потом – генеральный директор. Меня вели. Я сторонник такого воспитания: вести, воспитывать.

Народ же неглупый, и что там не пишут, а  у него-то рейтинг под 50 %. Народ тоже такого мнения, что надо воспитать. И я, между прочим, занимаюсь его воспитанием, подсказываю и поддерживаю. Но поддерживаю только в том, что он делает для людей. Я ему говорю: все, что о тебе плохо говорят, ты это принимай, но иди к людям, будь среди людей, и там ты поймешь, куда тебе двигаться и что делать. Сегодня я вижу, что это так и есть. Рейтинг у него выше всех. И я вижу, как его люди воспринимают, это очень важно.

- Город давно лихорадит конфликт между  народным депутатом Игорем Шкирей и мэром Евгением Клепом. Вы пытались как-то вмешаться и повлиять на разрешение противостояния?

- Плохо, если город лихорадит этот конфликт. Я влиял, разговаривал с Игорем Николаевичем, у нас нормальные с ним отношения. Моя позиция такая:  народный депутат, у которого один район в городе, должен конструктивно сотрудничать с властью, желающей делать добро для людей. Это не значит, что он не должен критиковать. Но критика должна быть позитивной. Критикуй, но и сотрудничай. Жизнь сама вырулит, все расставит по своим местам. К примеру, я вижу, как меняется обстановка в городе.

Янковский разговоривал с Игорем Шкирей и озвучивал свою позицию: народный депутат, у которого один район в городе, должен конструктивно сотрудничать с властью. Но это не значит, что он не должен критиковать

Я мэра поддерживаю, потому что Горловка для меня много значит. Я в Горловке состоялся. Я сюда приехал, уже будучи 4 года гендиректором «Азота», многое знал и умел. Но состоялся  здесь. Потому что пришел как раз на переломном этапе. 1987 год – перестройка, новые формы собственности. А ведь мы были первыми – «Стирол» был вторым крупным предприятием в Союзе, которое акционировалось. Первым был КАМАЗ.

В Горловке был  очень авторитетный мэр – Виктор Александрович Рогач.  Он умел работать с людьми. Я Евгению Клепу говорю: ты должен продолжить эту линию, только с более высокого уровня сегодняшних взглядов на жизнь. Как молодой человек, ты видишь многие процессы уже по-другому, чем мы. И то же самое по Центру административных услуг. Я был и смотрел в горисполкоме, как это правильно организовано. Он хочет сделать электронный город, это замечательно. Я был в Берлине, смотрел, как сегодня организовывается электронная торговля товарами промышленного назначения. Это же совершенно другой мир. Все магазины промтоваров будут вчерашним днем. Послезавтра все будут покупать по Интернету. Только продукты питания останутся.

Молодые видят эти изменения, они более динамичны, энергичны. Мэр и должен быть более молодым, но вместе с тем сочетание должно быть опыта и молодости. Потому что молодость иногда тоже может завести в какие-то тупики, вот  я его и поддерживаю. Если бы другой был с его взглядами, тоже бы поддерживал.

«У СЫНА СВОЙ ПУТЬ, ОН ЗНАЕТ, КУДА ВКЛАДЫВАТЬ, ЕСЛИ ЕМУ ДАЛИ В БАНКЕ ТАКОЙ КРЕДИТ НА 30 ЛЕТ, ЗНАЧИТ, ЕМУ ДОВЕРЯЮТ»

- В прошлом году Вы выделили миллион гривен на конкурс мини-проектов.  Начинание будет продолжено?

- В Горловке я решил выделять миллион гривен в год  на социальные проекты. Единственное, что я могу пообещать, что будет больше, но не меньше. Но при одном обязательном условии – делать это вместе. Надо людей не кормить, а учить рыбку ловить, даже через благотворительность.

"Я этот миллион не просто отдал и все. Добавляйте свою энергию, тоже участвуйте в проекте. Чем больше будут сами жители в этом участвовать, тем больший результат даст благотворительность"

В Западной Украине в 2006-2007 годах был проект «Согрей любовью ребенка». Дали команду перечислить деньги для многодетных семей. Со «Стирола» - 3 миллиона. Я сказал, что так не будет. Надо узнать обстановку, кому что надо, чтобы эта благотворительность дошла до человека. Пять раз в села ездили, а потом покупали им коров, лошадей, обувь, одежду.  Мы единственные этот проект выполнили, но благодаря нашему новому подходу. Я приехал в село на Волыни и мне говорят: нам не надо строить дом, дайте только материалы, мы сами построим. Мы им кирпич, стройматериалы, котел вручили. И так это было тепло и душевно. До сих пор мне шлют поздравления, приглашают приехать.

А до нас как было: перечислили  деньги, там сразу же офисы, мерседесы, компьютерную технику, мебель себе купили на эти деньги. Это было. Слава богу, нашу позицию поняли и поддержали нас в том, что мы поедем сами. 18 семей за нами закрепите многодетных и мы для них сделаем все, что они скажут нам лично. Но только они,  а не чиновники из штаба, который вы создали, и где все себе все тянут.

Так и в Горловке,  я этот миллион не просто отдал и все. Добавляйте свою энергию, тоже участвуйте в проекте. Чем больше будут сами жители в этом участвовать, тем больший результат даст благотворительность.

- Кстати, Николай Андреевич, как вы относитесь к призыву миллиардера Билла Гейтса  отдавать половину личного состояния на благотворительность?

- Что касается этой программы, которую инициировал Гейтс и подписали Баффет и другие, так вот мой друг в США, который тоже входит в Форбс, сказал в интервью  журналу «Тайм»: «Когда я столько заработаю, как Билл Гейтс и Уоррен Баффет, я тоже отдам половину состояния». Это шутка, но в каждой шутке есть доля правды.

Есть пределы, когда люди уже не видят смысла эффективно развивать свой бизнес. Они видят смысл в другом. Это они уже подошли к философскому периоду. Когда-то Рокфеллер тоже, создав империю, начал покупать картины великих художников и создал в Нью-Йорке одну из главных коллекций картин. Заводы быстро устаревают, а в чем-то нужно сохранить богатство народа. Храмы не устаревают, они остаются. Искусство остается. В этом плане я тоже помогаю писателям издавать книги, художникам.  

- Но при этом недавно появилась информация, что Ваш  сын купил в Нью-Йорке дом стоимостью 22 млн. долларов и в Интернете было много недовольных, высказывавших критику в Ваш адрес…

- Смотря как подать эту информацию о том, что мой сын купил дорогую недвижимость в Нью-Йорке. Да, купил. Но он взял кредит на 30 лет. Он самостоятельный человек, ему в следующем году будет 40 лет. Он закончил в Нью-Йорке университет по финансам. Он взял этот дом  как инвестиционный проект: сегодня дом уже в полтора раза дороже стоит, чем в тот момент, когда он его покупал. У него другой бизнес, он занимается инвестициями. Недвижимость – одна из сфер его бизнеса.

Мы же не критикуем тех, кто в Киеве построил здание, которое стоит 100 млн. долларов? Нет. И мы не критикуем того, кто купил за 100 млн. дом. Он купил там дом, выплатит кредит или раньше решит его продать. Эти деньги, если здесь климат будет соответствующий, потом пойдут сюда. Инвестиции нужно уметь привлечь, они сами не придут.

Иногда рассказывать и доказывать что-то не имеет смысла. Поэтому я тогда ограничился одним комментарием, что он - самодостаточный человек и имеет право принимать решения. И это правда,  я не могу ему сейчас диктовать. Я могу только у него спросить: «Игорь, как у тебя дела, как дети, как внуки?» Когда ему было 20-30 лет, я еще мог.  А сейчас это все равно, что мне бы отец сказал, что я неправильно что-то делаю, когда я был генеральным директором «Стирола».

У сына свой план, свой путь, он знает, куда вкладывать. Если ему дали в банке такой кредит на 30 лет, значит, ему доверяют.  Там ведь так просто не дают. Дают под имя, его давно знают на рынке. Мировой инвестиционный рынок верит слову: сказал – сделал. Иначе ты там работать не будешь. Этот факт одни восприняли как негатив, а другие мне позвонили и сказали: «Николай Андреевич, ты можешь гордиться своим сыном».  Потому что другие дети все в танцах, наркотиках, ночных клубах и т.д. А он у меня созидатель. Занимается агробизнесом в Украине, сельским хозяйством, птицефабриками, портами, перевозками, есть другие бизнесы.

«КАЖДЫЙ  «КРАСНЫЙ ДИРЕКТОР», КОТОРЫЙ УШЕЛ ИЗ БОЛЬШОГО БИЗНЕСА, ОСТАВЛЯЕТ СЕБЕ ОДНО МАЛЕНЬКОЕ ДЕЛО»

-  Как вы поддерживаете жизненный тонус, чтобы все успевать и при этом бодро себя чувствовать?

- Мне помогает режим,  физзарядка и плавание. Нас ведь раньше не учили отдыхать. Если постоянно только работа, происходит выгорание топ-менеджеров. 28 лет напряженнейшего труда:  тогда в СССР было напряжение, потом перестройка, потом, вы знаете нашу обстановку в Донбассе, а «Стирол» был видным предприятием, надо было продумать все меры развития и защиты.

И потом 15 лет в Верховной Раде совмещать: это поездки, в пятницу назад, в понедельник в Киев, в субботу-воскресенье ты на заводе. Нагрузка была сумасшедшая. Выгорают люди. И я считаю, что надо уметь остановиться. И если я вижу на фирме, что человек устал, нервничает, то спрашиваю его: «Сколько у тебя отпуска?» - Два месяца. - Вот  и иди на все два месяца отдыхать. А когда отпуск две недели, это неправильно, потому что за две он не сможет восстановиться.

Я с удовольствием приезжаю в Горловку, общаюсь с друзьями, и я им говорю: спасибо, я с вами отдохнул. Больше всех довольна сейчас моя жена, что мы наконец-то можем вместе отдыхать спокойно, без напряжения и постоянных телефонных звонков. Сейчас тоже звонят, но не в таком темпе, как раньше.

- Каково Ваше состояние духа в настоящий момент?

- Натуру очень сложно менять. «Красного директора» вообще сложно переделать. Каждый «красный директор», который ушел из большого бизнеса, я знаю, оставляет себе одно маленькое дело. Чтобы чем-то заниматься. Раньше наверх выдвигали деятельных творческих людей. Они не могут не творить. Мы обязательно что-нибудь еще придумаем.

- Продолжаете ли свои увлечения искусством и винным туризмом?

- Я очень много отдавал работе, но есть же в жизни множество других интересных вещей. Есть искусство, много интересных сфер. Есть художники, никогда не думал, что буду так увлечен живописью. Езжу, смотрю, участвую в аукционах. Раньше нравились советские художники периода 80 -90 годов, сейчас другие  нравятся.  Продолжаю интересоваться винным туризмом, но уже реже дегустирую (смеется). Больше увлекаюсь зрительным познанием этого большого искусства, которое называется виноделием. Есть и на Украине места очень интересные, мне подсказали, планирую поехать посмотреть. Наша «Массандра» делает сейчас великолепные вина, я частенько там бываю.

"15 лет в Верховной Раде совмещать: это поездки, в пятницу назад, в понедельник в Киев, в субботу-воскресенье ты на заводе. Нагрузка была сумасшедшая. Выгорают люди. И я считаю, что надо уметь остановиться"

- Вы как-то сказали: «Я старался объять необъятное, и иногда это у меня получалось». Считаете ли вы себя счастливым человеком?

- Счастье настолько мимолетно в  жизни, но мгновения счастья, конечно, были. Были вершины. 20 лет лидерства в Украине, да, это было интересно. Мне очень был приятен конкурс, где голосуют директора. Издательство «Экономика» проводило такой конкурс,  и в 2007 году я получил награду в номинации «Успешный топ-менеджер Украины». Было приятно, что директора оценили мои профессиональные достижения. И я очень ценю, что меня, единственного химика Украины, наградили званием «Героя Украины».

Есть пословица: доброе слово и кошке приятно. Люди тоже любят доброе слово, любят, чтобы их отметили. И я не верю тем, которые говорят: а мне все равно. Моральные поощрения иногда превышают материальные.

atnt Размещение материалов gorlovka.ua на других интернет-ресурсах и СМИ разрешается при условии, что непосредственно в тексте материала не ниже второго абзаца присутствует гиперссылка и текст названия на первоисточник. В случае нарушений, редакция современного сайта города Горловки оставляет за собой право отстаивать свои права и интересы путем подачи заявлений в правоохранительные и судебные органы, а также в виде соответветствующих публикаций на сайте.

Loading...
ad
img

ОПРОС МНЕНИЯ

Налоговая опубликовала список горловских квартир, о собственниках которых ничего не известно. Как Вы считаете, будут ли в Горловке конфисковывать жилье у тех, кто выехал на подконтрольную Украине территорию и живет уже 2 года там?
509 чел. Конечно, главарям "ДНР" надо куда-то заселять российских военнослужащих
217 чел. Нет, уверен, что до этого не дойдет
206 чел. В квартиры заселят тех, у кого пострадало жилье в результате обстрелов
103 чел. Местным жителям не позволит совесть заселиться в чужую квартиру
Всего проголосовали
1035 чел.
img

ПОСЛЕДНИЙКОММЕНТАРИЙ

auth Валерий 16 июня 2013 г.   3:52
Вовремя пришёл-вовремя слинял0хитромудрый
img

ЕЩЕ НОВОСТИ

В РУБРИКЕ corn
ВСЕ corn
author
Александр ХОДАКОВСКИЙ
экс-командир батальона "Восток"
Захарченко стал зависим от своей среды. Если исследовать близкое его окружение, то это люди с криминальным мышлением. Это не созидательные люди. А самое близкое окружение - это люди, которые в прошлом были связаны с криминалитетом… Носят в себе криминальное мышление. В этом правительстве криминальный душок и все заражаются этой заразой.
84%
Проголосовало: 136 человек(a)
top5 ТОП-5
НОВОСТЕЙ
за 3 дня corn
за 10 дней corn
за 30 дней corn
Новости Славянска
if (Request.QueryString["f"] != null) { }