четверг, 23 января
img

НОВОСТЬ

Истории переселенцев из оккупированных городов: житель Луганска открыл в Киеве мебельную мастерскую и начал жизнь заново

Истории переселенцев из оккупированных городов: житель Луганска открыл в Киеве мебельную мастерскую и начал жизнь заново

Юрий Кучерик – переселенец из Луганска. Летом 2014 он, как и тысячи его земляков, спасая семью от обстрелов и взрывов, бросил дом, личные вещи, привычный уклад жизни. «Большая земля» не ждала луганчанина с распростертыми объятиями. Мужчина на себе испытал и отказы в аренде квартиры из-за прописки, и долгие поиски работы в столице. Но, несмотря ни на что, Юрий Кучерик нашел в себе силы, чтобы жить заново. Меньше, чем за год из безработного переселенца он стал успешным начинающим предпринимателем с большими амбициями и планами на будущее.  

«Для меня естественно быть украинцем»

Юрий, чем Вы занимались в Луганске? Была ли Ваша работа связана с мебелью?

В столярку я попал в начале 2000-х. Немного с деревом работал, потом меня перевели на корпусную мебель, там я изучил технологию сборки кухонь, шкафов-купе. Но пробыл я там не очень долго, не хотелось быть наемным рабочим. Последние несколько лет я занимался торговлей. На лето арендовал 2 киоска в Урзуфе, побережье Азовского моря и торговал сувенирами. Денег, заработанных за сезон, мне хватало на жизнь. А вот если эти средства заканчивались, тогда я брал заказы на изготовление мебели. Или, если друзья просили, то делал мебель для них. В Луганске это было для меня хобби. Я знал, придет лето и мне надо будет уезжать. К тому же, у моей жены в Луганске был магазин сувениров, и я помогал ей там. 

Весной прошлого года, какая в Луганске была обстановка? Как было настроено население?

У нас город был практически 50 на 50, но все-таки проукраинских активистов оказалось меньше. Я потом общался с друзьями, которые были за Украину, но не выходили на проукраинские митинги. Они говорят: не думали в то время, что они своими действиями смогут что-то сделать. А пророссийски настроенные «товарищи» были агрессивнее, опаснее. И милиция, и местная власть их поддерживали - в Луганске это было очевидно. 

Такой пример. Однажды я увидел колону, которая шла по улице Оборонной и свернула на Советскую (центральные улицы Луганска – прим. ред.). Это бы 400-500 молодых ребят с флагами России. Их сопровождали машины ГАИ, милиция. И они кричали такие лозунги: «Украина, Россия, Белорусь – это все великая Русь!» и «Россия! Россия! Россия!». Я не выдержал и начал кричать «Украина!». Через пару минут меня стали поддерживать люди на балконах и на остановке. Но это было страшно, ведь колона могла развернуться и пойти на нас. Это было еще до захвата СБУ. Видно было, что это идут не луганчане. Ну не было в Луганске такого количества молодых людей, которые бы так патриотично кричали «Россия!».

У Вас всегда была проукраинская позиция?

Конечно! Я много путешествовал по Украине и видел, что нет в западной Украине агрессии и страшного Правого сектора. Для меня естественно быть украинцем. Я даже приезжал на Майдан. Хотя, долго не решался ехать. Жена тогда только забеременела. Но, когда начались первые убийства, не выдержал и поехал. 

Я приехал в Киев в конце января. Помню поезд «Луганск-Киев» тогда был почти пустой. Я ехал с группой девчонок - очень активных, они и сейчас активные. Мы везли медикаменты. Пока мы развезли лекарства, пока вещи определили, приехал на Майдан примерно в 16 часов, а примерно в 17 убили еще одного человека на Октябрьской.

«Наш дом в Луганске захватили боевики»

Когда Вы приняли решение уехать из Луганска? 

Мы до последнего думали, что все наладится. Но, когда в городе начали захватывать погранчасть, мы поняли, что надо уезжать. Мы жили возле Кукольного театра (центр города – прим. ред.). Проснулись в 4 часа от взрывов. До этого, конечно, было неспокойно, но не так. Моя жена тогда была беременна, 5 месяц. У нас еще один ребенок – от первого брака супруги. Так что их нужно было обязательно увозить. Мы взяли только важные личные вещи и документы, загрузились в машину и уехали.

Куда поехали после Луганска?

Мы уехали из Луганска в начале июня, жили на хуторе под Харьковом. Оттуда я снова ездил на море работать. Но, в июле надо было принимать решение, куда переезжать. Потому что жена в положении  и ей нужно было постоянное наблюдение врача, анализы, обследования. Тогда ее со старшей дочерью приютили наши друзья в Киеве. А я стал думать о том, где нам жить дальше. Рассматривал Ужгород, Чернигов. Но жена хотела Киев, тут у нее уже был врач, который наблюдал беременность. Потом «Шпиталь Майдан» помогли с родами в лучшем роддоме столицы и совершенно бесплатно. 

Вы ездили еще в Луганск?

В сентябре я хотел съездить домой и взять еще какие-то вещи, но не успел. Дом, где мы жили, захватили боевики. Это был большой, 3-этажный частный дом, где проживало несколько семей. Почти все выехали, но трое парней – добровольцев – остались охранять его от мародеров. Когда в дом ворвались вооруженные люди, то этих парней забрали «на подвал», пытали. Потом, правда, отпустили, и они сразу покинули город. Мы знаем, в нашем доме теперь не осталось ничего, все разграбили: ни мебели, ни личных вещей, ни техники. 

Как быстро Вы нашли новый дом в Киеве? Возникали ли у Вас проблемы с арендой квартиры?

Еще месяц после моего возращения с заработков на море мы жили в Киеве у друзей. Но я активно искал жилье и работу. У меня были проблемы с арендой жилья – это правда. Квартиру сдавать не хотели, когда узнавали, что мы из Луганской области. Риелторы говорили: «Извините, нет, хозяева не хотят сдавать переселенцам». Со временем я выяснил почему. Владельцы квартир боялись, что переселенцы заедут, потом им нечем будет платить, а примут какой-то закон о «беженцах» и их нельзя будет выселить. Хотя, я знаю людей, которых пустили жить в свои квартиры и дачи бесплатно, за коммунальные услуги только платят. 

Тогда мы пошли на хитрость. У моего друга есть небольшая фирма в Киеве. И он мне предложил: «Ты скажи, что ты здесь уже полгода, трудоустроен. А я сделаю тебе справку и напишу там нормальную зарплату». И, когда мы поехали смотреть следующую квартиру, я был более уверен в себе. Решил, если что – я так и скажу. Квартира нам подходила. Ее хозяева уезжали на ПМЖ в Израиль. У них были дети. Они оставляли все детское: кроватки, пеленальный столик, шведскую стенку. Нам это очень понравилось. Она была как раз для нас. И я схитрил, сказал, что уже трудоустроен. Через несколько дней нам перезвонили и сказали: мы понравились хозяевам, они хотят, чтоб мы там жили. Но первоначальная цена - 4800 – все-таки это было для нас дороговато. На следующий день нам позвонили и сказали: «Хорошо, 4500. Хозяева хотят, чтобы жили именно вы!». 

«Я твердо решил – у меня будет свой мебельный бизнес!»

Как обстояли дела с поиском работы?   

Пока я искал жилье, не работал. Потом друзья предложили поработать на стройке. Я трудился там, работа была связана с бетоном. Но выпал снег и работа закончилась. Я был снова в поиске. Мне друзья из Восток-SOS давали телефоны, а я звонил: и сборщиком мебели, и менеджером по продажам. Но ответа не было. И я случайно в Facebook наткнулся на сообщение: набирается курсы от ЦЗВЛ и Крым-SOS. Я написал, но особо не на что не надеялся. Но, потом мне пришел ответ, что мне нужно заполнить анкету. Я заполнил и мне позвонили, сказали, что я прошел, и меня ждут на курсах. Там было несколько направлений – я выбрал предпринимательство, это было мне ближе всего. 

Какие были ожидания от этих курсов?

У меня не было каких-то особых ожиданий. Я больше пришел для общения, чтобы расширить связи, найти новых друзей. Мне очень понравился наш преподаватель – Василий Богуш. Он сам успешный предприниматель. Я настолько вдохновился его лекциями, что четко поставил для себя цель – я организую свою мастерскую по изготовлению мебели. Я увидел, что смогу! И тут узнаю, что один мой друг - профессиональный массажист, остеопат, костоправ - открывает клинику и нуждается в мебели. И вот мы договариваемся, что я буду ему делать мебель. Мы с ним приезжаем в профильный магазин и продавцом оказывается тоже парень из Луганска. Он сразу сделал мне хорошую скидку, как постоянному клиенту, хотя я был там впервые. Через неделю я нашел помещение для работы. 

Курсы еще не закончились, а у меня уже было свое дело. Я рассказал об этом на выпускном и видел, людей это очень вдохновило! Хотя, не все было гладко. У меня почти не было инструментов, и я просил что-то на время, что-то пытался купить, хотя бы китайское. И заказы у меня были только до середины января – и все. Но я твердо знал – я буду это делать! 

Как обстоят дела сегодня? Есть уже какие-то планы на будущее?

О том, что я делаю мебель, я рассказал всем свои друзьям, разослал сообщения в Facebook. И заказы появились. Сейчас я делаю мебель друзьям и друзьям друзей. Но, конечно же, хочу развиваться. Есть уже пара ребят, которые помогают мне в работе, но, пока, не постоянно. Буквально вчера я познакомился с парнем из Донецка, возможно, он станет моим компаньоном в этом бизнесе. 

Сейчас моя работа построена так: утром я собираю мебель, а по ночам – проектирую. Освоил для этого специальные программы, в Луганске я рисовал все от руки. У меня большие планы! Сейчас я делаю стандартную мебель, эконом-вариант. Но мечтаю выполнять более креативные заказы. Моя мечта – это большой цех и салон нестандартной мебели. 

Что стимулирует Вас идти вперед?

В первую очередь – это мой ребенок! Я раньше жил расслабленно. У меня не было никакой ответственности. Для себя мне много не надо. Но потом у меня родилась дочь.  И это простимулировало меня взять ответственность за других. Ради ребенка я развиваюсь, чтобы она не в чем не нуждалась, получила хорошее образование. И у меня появилась такая жилка – богатеть. Ради семьи! 

Семья Юрия – жена Наталья и доченька Уляна

По Вашему мнению, почему не всем переселенцам удается обустроить на новом месте? 

По моему мнению, причиной этому привычка перекладывать ответственность на других людей. Винят в своих бедах правительство, соседей, родственников. И не осознают, что только от их действий, мыслей, пожеланий зависит их будущее. Кто-то рассчитывает, что государство предоставит. Кто-то надеется на счастливый случай. А я думаю, что нет случайностей в нашей жизни. Каждый человек получает то, чего он заслуживает. Но, в тоже время, нет судьбы, которую нельзя изменить. И то, какая будет эта судьба, зависит только от самого человека. От того, что ты делаешь сегодня, зависит твое завтра. 

Это большой опыт для меня. Все, что происходит. Я не жалею, что так все произошло в моей жизни. Раньше я находился в зоне комфорта. А в зоне комфорта нет развития. Когда земля уходит из-под ног, у человека включаются просто сверхспособности: усилия, новые качества, интуиция. 

Хотите вернуться  в Луганск? 

Абсолютно нет. Я это оставил. Как будто это было во сне. После того, как наш дом захватили боевики, я, чтобы не вызывать в себе гнева, просто отсек это. Словно это было не со мной. Я даже не вижу вариантов возвращения. Столько там оружия у неадекватных людей! Даже, когда наступит мир, я думаю, там долго будут еще какие-то грабежи, налеты. И эти люди, которые кричат «Россия! Россия!» - я не смогу с ними работать, мне сложно. Я знаю, что есть люди, которые мечтают туда вернуться, отстраивать, продолжать свое дело. Но я уже не вернусь.

Сам я родом из Стаханова, Луганской области. И когда-то даже не мог себе представить: как это жить не в Стаханове. Я тут всех знаю, меня знают. И я думал, что всю жизнь там проживу. Но со временем, путешествуя, живя в других городах, я забыл такое понятие, как Стаханов – Родина моя. Я взял для себя другое понятие: вся Украина – Родина моя! 

Читайте также. С запахом хлеба: как горловчанин открыл пекарню в Киевской области, пока боевики в его родном городе все разрушают

Матеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD).

 

 
   
 
 
Читайте в спецтеме Истории переселенцев из оккупированных городов Потеряла руку и ногу, но не веру в жизнь: история горловчанки, переселившейся из-за обстрелов в Краматорск «Байки» от Александра Молодцова: горловчанин снимает украинский вариант всем известного с детства киножурнала «Ералаш» От идеи до воплощения: как горловчане стали «украінським захистом» для переселенцев в Днепропетровске Польский этап в жизни горловского переселенца Владимира Коваленко: «Ненависть между людьми – теми, кто остался в городе и теми, кто выехал - лечится терпением и любовью» «Научились радоваться простым вещам»: как горловчанин-переселенец стал сельским жителем и делится в Интернете подробностями новой жизни

atnt Размещение материалов gorlovka.ua на других интернет-ресурсах и СМИ разрешается при условии, что непосредственно в тексте материала не ниже второго абзаца присутствует гиперссылка и текст названия на первоисточник. В случае нарушений, редакция современного сайта города Горловки оставляет за собой право отстаивать свои права и интересы путем подачи заявлений в правоохранительные и судебные органы, а также в виде соответветствующих публикаций на сайте.

Loading...
img

ОПРОС МНЕНИЯ

Как прошел для вас 2019 год?
author
Владимир Зеленский
Президент Украины
В нашей истории немало эпизодов, которые нас объединяют. И мы научились быть единой страной эпизодически. В новом году нам надо быть единой страной ежедневно. Это должно стать нашей национальной идеей.
48%
Проголосовало: 174 человек(a)
top5 ТОП-5
НОВОСТЕЙ
за 3 дня corn
за 10 дней corn
за 30 дней corn
Новости Славянска
else