понедельник, 24 февраля
img

НОВОСТЬ

С запахом хлеба: как горловчанин открыл пекарню в Киевской области, пока боевики в его родном городе все разрушают

С запахом хлеба: как горловчанин открыл пекарню в Киевской области, пока боевики в его родном городе все разрушают

Когда пишешь статью о  человеке, первое, что нужно сделать – охарактеризовать его. Кто твой персонаж? Чем он занимается? Как себя позиционирует? С героем данного материала реализовать это очень сложно. Владимир Веселкин – слишком разносторонний. Бизнесмен, поселковый голова, общественный деятель, журналист, боец добровольческого батальона, переселенец… Как и многие его земляки после захвата Горловки боевиками, Владимир с семьей вынуждены были покинуть дом и начинать жизнь сначала. 

Сегодня он заново строит свой бизнес, но уже в Киевской области. Не ожидая помочь от кого бы то ни было. И надеется однажды вернуться в украинскую Горловку, чтобы снова печь хлеб…

«Все имеет свою цену, но нужно иметь стержень, чтоб не продаваться»

Владимир, сегодня аннексию Крыма и военные действия в Донбассе неразрывно связывают с Майданом и начинают отчет событий именно с начала Революции достоинства. Когда это все началось для Вас?

Для меня все началось еще с Налогового майдана, а может и раньше, с избрания Виктора Януковича президентом. Да, люди его выбрали, и я уважал этот выбор. Но понимал, что не может правление такого человека и его окружения привести страну к чему-то хорошему. Для этих людей есть только один идол – деньги! Да, они строили храмы, что-то делали… Но о таких людях говорят: «Одной рукой дают, двумя забирают».

Какие отношения были с местной властью? 

Власть пыталась заигрывать со мной, хотели сделать меня своим другом. Но я этого не хотел. Все в этой жизни имеет свою цену, но нужно иметь стержень, чтобы не продаваться. Крепко стоять на земле. У них не было рычагов влияния на меня. У меня был свой официальный достаток больше, чем у городского головы и любого их чиновника. 

Что давало финансовую независимость?

Пекарни. Годовой оборот моего предприятия составлял 2,5 миллиона гривен. Этого было достаточно, чтобы не прогибаться под кого-то. Для сравнения, годовой бюджет поселка Зайцево, где я был головой, составлял 1,8 млн гривен. К тому же бизнес развивался. Мы открыли в Горловке новую пекарню, закупили оборудование. Уже после оккупации, кстати, наше имущество у нас попросту «отжали». Тогда Олег Царев приезжал и рассказывал в нашем помещении, что «открывается первая народная пекарня ДНР». В то время как они просто отобрали то, что моя семья строила годами. Но, насколько я знаю, бизнеса особого там так не получилось. 

«Уже после первого митинга я понял, что будет война» 

Когда Вы поняли, что из Горловки придется уехать?

Еще с самого первого митинга. Я читал много исторической литературы и понимал, как происходят подобные процессы. Поэтому уже после первого пророссийского митинга мы с супругой решили арендовать квартиру в Полтавской области. Потом туда переехала семья, а я еще какое-то время был в Горловке, продолжал работать. Однажды, во время поездки в Киев, мне позвонил начальник СБУ Горловки и сказал: гарантировать твою безопасность я не могу. Хотя, я и после этого еще приезжал в город. На чужой машине, с шашечками такси. Ездил через те блок-посты, где меня не знали. 

После этого был добровольческий батальон «Артемовск». Как  там оказались?

Когда только началось это движение – добровольческие батальоны, Нацгвардия, я не мог оставаться в Киеве. Не мог просто ездить по городу с донецкими номерами, пока другие люди воюют за мой край. Мы тогда только открыли предприятие здесь. У меня был партнер, который и остался заниматься производством. А я купил форму, экипировку, которую смог здесь найти и поехал освобождать Горловку. Семья моя тогда была в Бердянске. Им я ничего не сказал. 

- И сколько  там пробыли?   

8 месяцев. Пока было наступление с нашей стороны. И я уверен, что тогда у Украины была возможность освободить города и победить. И Дебальцево просто так взять было невозможно, если бы не Минские договоренности. Когда ВСУ перестали наступать, то и я посчитал свое нахождение там нецелесообразным. Для обороны сил достаточно. В штабе есть мои данные и, если возникнет необходимость, я готов встать в строй.

«Я не чувствую себя переселенцем»

Теперь вы с семьей живете в Вышгороде (Киевская область), здесь открыли новое предприятие. Снова печете хлеб. Чувствуете ли  себя чужим, «донецким», переселенцем?

Я абсолютно не чувствую себя переселенцем. Никаких проблем, связанных с нашей пропиской не было. Хотя, был один незначительный конфликт не так давно. На территорию предприятия, которое я арендую, пришли какие-то пьяные ребята, устроили дебош. Начали что-то говорить «это наш город», «чего ты сюда приехал». Я пытался им объяснить: ребята, я арендую это предприятие и могу на правах хозяина вышвырнуть вас отсюда. Обещали написать на меня заявление в милицию. Не знаю, как они, я – написал.

- А, к примеру, при аренде квартиры возникали сложности?

Тоже нет. Мы приезжали, смотрели несколько квартир. Ну, по человеку ведь видно насколько он адекватный. Мы приезжали с детками, нормальная семья. Почему бы нам не сдать жилье? Я слышал, что у кого-то возникали проблемы. Но сам с ними не сталкивался.

Работу  искать не пришлось, здесь Вы начали заниматься тем, что делали в Горловке – печь хлеб.   

Мы арендовали помещения, докупили оборудование, часть удалось вывести из Горловки, когда это было еще возможно. Но долгие месяцы все это практические не развивалось, пока я был в батальоне. Только последние 3 месяца мы начали выходить на какой-то уровень, хотя еще работаем в убыток. Я осуществляю общее руководство, моя жена занимается закупками, сестра – принимает заявки. Кроме этого у нас коллектив – 13 человек. Всего 3 из них раньше имели дело с производством хлеба. Мы практически учимся, набиваем шишки. Сейчас усиленно работаем над качеством продукции, нарабатываем клиентскую базу. 

«Успех будет только тогда, когда к мотивации добавится самодисциплина»

Насколько сложно ли снова начинать все сначала? 

В Горловке я начинал печь хлеб в 1998 году. Это было очень тяжело. Я начинал с одного наименования товара и производил только его 2 года. Снова я так работать не собираюсь. Сейчас у нас 35 единиц продукции. Мы реализуем их в небольших магазинах и ларьках. С супермаркетами не работаем, чтобы туда «зайти» нужны большие средства и возможности. Пробовали работать с бюджетными организациями, но тоже отказались от этого. Это неудобно для нас сегодня.

Еще один момент. Тогда, в 90-е, моя жена выполняла обязанности экспедитора. И часто из магазина она выходила со слезами. Тут люди совсем другие и отношение другое. Все очень доброжелательные и вежливые. С ними хочется работать.

В новом коллективе вашей пекарни есть выходцы из Донбасса? 

Нет, сейчас нет.

Не было желания собрать земляков, обеспечить переселенцев рабочими местами?

Я недавно был в Броварах, там есть большое здание, полностью заселенное переселенцами. Если бы мое предприятие было там, то я уверен, 90% моих работников были бы люди из Донецкой, Луганской областей. В Вышгороде переселенцев совсем немного. За все время приходила только одна женщина из Донецкой области. Но она хотела работать по совместительству, а нам это не подходило. 

- Владимир, ведь не всем переселенцам удается найти свое место здесь. Есть люди, которые больше года не могут найти стабильной работы. Кому-то приходится возвращаться на оккупированные территории. Почему так происходит?

Проблема в самих людях. Кто-то слишком инфантильный, а кто-то до сих не может прийти в себя. Есть такое понятие, как «зона комфорта», так вот эти люди выпали из нее и не могут справиться. Хотя, если не брать саму эту ситуацию за основу, то ведь приезжие люди, которым некуда возвращаться, всегда добиваются большего, чем коренные жители столицы. 

Какие советы вы можете дать тем, кто хочет добиться успеха в работе, бизнесе?

Все очень просто. Нужно к слову «хотеть» добавить слово «делать». Одной только мотивации слишком мало. Мотивация есть у всех. Кто не хочет много зарабатывать? Не работать «на дядю»? Да все хотят! Но нужна еще и дисциплина, труд. Когда я открывал пекарню здесь, думал, что не смогу работать каждую ночь. А смог. Я прихожу на работу к 15:00, провожу тут всю ночь до утра, пока весь товар не будет отгружен. Только после этого я еду домой спать.

«Мы все виноваты»

Владимир, Вы поддерживаете связь с жителями поселка, где были головой?

Вначале мне много звонили. Я помогал, передавал продукты до тех пор, пока девушку, которая мне в этом помогала, не арестовали. Сейчас этого общения все меньше и меньше. 

Когда Горловку освободят, вернетесь в город? 

Конечно!

Что будете там делать?

То же, что и раньше. Буду поселковым головой. Буду печь хлеб. До войны я планировал создать в Зайцево музей. Это ведь давнее поселение запорожских казаков. Я бы хотел реализовать свои планы. Может быть, семью бы не торопился перевозить. Там будет еще много оружия, а это – опасно. 

Владимир, Вы были свидетелем пророссийских митингов, были на войне… Оценивая все эти события, можете ли  ответить на вопрос: кто виноват во всем, что произошло?

Мы все виноваты. Независимость далась нам легко и она не ценилась. Но я уверен, что теперь все будет по-другому. Я вижу, что украинцы состоялись, как Нация. После всего, что произошло, мы все научимся ценить то, что имеем.

Матеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD).

 
Читайте в спецтеме Истории переселенцев из оккупированных городов Потеряла руку и ногу, но не веру в жизнь: история горловчанки, переселившейся из-за обстрелов в Краматорск «Байки» от Александра Молодцова: горловчанин снимает украинский вариант всем известного с детства киножурнала «Ералаш» От идеи до воплощения: как горловчане стали «украінським захистом» для переселенцев в Днепропетровске Польский этап в жизни горловского переселенца Владимира Коваленко: «Ненависть между людьми – теми, кто остался в городе и теми, кто выехал - лечится терпением и любовью» «Научились радоваться простым вещам»: как горловчанин-переселенец стал сельским жителем и делится в Интернете подробностями новой жизни

atnt Размещение материалов gorlovka.ua на других интернет-ресурсах и СМИ разрешается при условии, что непосредственно в тексте материала не ниже второго абзаца присутствует гиперссылка и текст названия на первоисточник. В случае нарушений, редакция современного сайта города Горловки оставляет за собой право отстаивать свои права и интересы путем подачи заявлений в правоохранительные и судебные органы, а также в виде соответветствующих публикаций на сайте.

Loading...
img

ОПРОС МНЕНИЯ

Чего не хватает Горловке
author
Сергей Сивохо
Советник секретаря Совета Национальной безопасности и обороны Украины по реинтеграции Донбасса
Как можно добиться мира, если сегодня 314 депутатов решили просто наплевать на пенсионеров Донбасса? Людей, у которых десятки лет стажа. Людей, которые всю свою трудовую жизнь платили налоги в казну государства Украина. Люди Донбасса — это люди труда. Многие рисковали собственной жизнью, ежедневно спускаясь под землю, работали на горячих и вредных производствах. Горняки, металлурги, медики, учителя… Они ЗАРАБОТАЛИ право получать пенсию! Опомнитесь, Слуги!
73%
Проголосовало: 356 человек(a)
top5 ТОП-5
НОВОСТЕЙ
за 3 дня corn
за 10 дней corn
за 30 дней corn
Новости Славянска
else